А ГОРА-ТО НЕ ПРОСТАЯ, А КРЫЛАТАЯ...
Монография - Были крылатой горы. Часть I

Виктор Владимирович Гончаренко

Все права на цикл рассказов "Были крылатой горы" принадлежат сыну В.В. Гончаренко Юрию Викторовичу Гончаренко.
Копирование, перепечатка и другое использование материалов возможно только при наличии разрешения владельца - Ю.В. Гончаренко

Они вышли из дому, пока еще не было жарко, и направились к Узун-Сырту. В свежем и прозрачном утреннем воздухе его длинный  склон казался совсем недалеко. Но близость эта была обманчивой.

- Через сорок минут дойдем, - сказал Волошин и ступил на пыльную, разъезженную колесами арб дорогу, что вела на Феодосию.

Солнце висело над мысом Хамелеон еще невысоко, подкрашивая в розовый цвет паруса рыбацких шаланд, застывших на глади залива.

- Максимилиан Александрович, - полюбопытствовал Арцеулов, пристраиваясь в ногу, и поправляя поудобнее на плече ремень этюдника, - Как старожил, Вы, конечно, знаете местную погоду? Как по-вашему: ветер сегодня будет? И откуда?

- Что это вас ветер с утра интересует? - оглянулся Волошин.

- Да так... - уклончиво ответил Арцеулов.

- Ах. да... Я все забываю, что для летчика - ветер - главное в погоде. Надеюсь, вы не собираетесь сегодня летать?

- Да нет, - улыбнулся Арцеулов, - но ветром интересуюсь.

- Ну что ж, - остановился Волошин и показал рукой на гору с круглой вершиной между зубчатым Кара-Дагом и острым пиком Сюрю-Кая, - Это гора Святая. Она у нас вместо барометра. Если ее вершина с утра затянута тучами, значит, погода будет неустойчива, с дождем, а  ветер - с севера.

Над круглым куполом поросшей лесом горы небо было чистое.

- Как видите, дождь нам не грозит, - сказал Волошин, - А что касается ветра, то при такой погоде непременно будет морской бриз - освежающий ветер с моря. Но он начнется позже, когда повыше подымется  солнышко.

- Очень хорошо! - удовлетворенно сказал Арцеулов и бодро зашагал по дороге.

По мере того, как поднималось солнце, мыс Хамелеон справа на глазах менял окраску - из темно-синего становился фиолетовым.

- Не удивляйтесь, - перехватил Волошин взгляд Арцеулова, - он у нас целый день меняет свою окраску, в зависимости от освещенности. Поэтому его и назвали Хамелеоном. Вот увидите, скоро розовым станет. А облака появятся, закроют солнце - серо-зеленым станет...

За разговорами и разными местными "открытиями", которые так хорошо знал Волошин, и не заметили, как дошли до пологого перевала, где от самой дороги начинается подъем на "спину" Узун-Сырта.

- Вы не устали? - побеспокоился Арцеулов, поглядывая то на крутой склон горы, то на седого поэта.

Вместо ответа Волошин первый свернул с дороги и в своих сандалиях легко и ловко пошел наверх по едва уловимой тропинке.

Без привычки Арцеулову подъем показался утомительным.

- Что? - обернулся Волошин, - На аэроплане, небось, подниматься легче?

- Легче! - согласился Арцеулов.

- Ничего, сейчас будете вознаграждены за труды!

"Чем это я буду вознагражден?" - подумал Арцеулов, глядя под ноги, и вдруг услышал восторженный голос:

- Только посмотрите!

Волошин уже стоял на вершине, широко раскинув руки, словно желая обнять всю коктебельскую долину. Арцеулов ускорил последние шаги подъема и, переведя дыхание, остановился рядом, совершенно пораженный открывшимся с высоты простором и переливами красок. Море было  бирюзовым,  Хамелеон - розовым, Кара-Даг - черным, гора святая - ярко-зеленой, Сюрю-Кая - голубой, а долина внизу переливалась всеми оттенками бурого цвета - цвета выгоревшей на солнце травы. И над всем этим - небо. Сине-голубое, бездонное, высокое небо...

- Да, я вознагражден, - прошептал Арцеулов.

- Я это знал! - тоном кудесника заметил Волошин, - А теперь дышите глубже,... вот так, - посоветовал он и затянулся воздухом, словно пил его.

Арцеулов глубоко вдохнул, да так и застыл, словно захлебнулся. Это был не воздух, а какой-то целебный настой из степных цветов и трав, к которым примешивался запах моря и терпкой полыни.

Волошин - вот уж действительно кудесник! - довольный произведенным впечатлением воздуха Узун-Сырта, на минуту задумался, глядя на коктебельскую долину, и тихо, про себя, но торжественно начал читать стихи. Не звонкие, а какие-то сдержанно-величественные, строгие:

Опять бреду я босоногий,
По ветру лоснится ковыль,
Что может быть нежней, чем пыль
Степной разъезженной дороги?
На бурый стелется ковер,
Полдневный пламень сух и ясен,
Хрусталь предгорий так прекрасен,
Так бледны дали серых гор...

Все так и было: "хрусталь предгорий" и "бледны дали серых гор" под первыми тенями белых облачков.

Арцеулов снял с плеча этюдник и, приостановившись на косогоре, быстро начал набрасывать акварелью пейзаж коктебельской долины. Волошин со своим альбомом пристроился поодаль. Они работали молча и вдохновенно, не мешая друг другу.

Когда Арцеулов закончил свой набросок, солнце уже поднялось, становилось жарко.

- Максимилиан Александрович! - окликнул он поэта, - Где же ваш ветер?

- Ветер?

И словно вспомнив обещанное, Волошин спохватился:

- Ах, да... Идемте, покажу!

Они направились вдоль крутого склона по наторенной тропе. За тысячу лет кто только не ходил здесь! И древние киммерийцы, и воинственные скифы, и кони татаро-монголов, и греческие колонисты, и турки... Тысячи ног во все века топтали на плоскогорье эти тропы. Приходили и бесследно исчезали целые народы, гонимые жаждой наживы и завоевания новых земель...

И вот идут еще двое. Летчик и старый поэт. Им ничего не надо. Ничего, кроме ветра, который зачем-то понадобился летчику. Но где же он, ветер?

И вдруг по склону горы снизу вверх зашелестел ковыль и порыв свежего ветра с моря сорвал с Волошина соломенную шляпу. Но - странное дело! - она не упала в обрыв, а подхваченная ветром, понеслась вдоль склона, набирая высоту.

- А вот вам и ветер! - тоном факира воскликнул Волошин, и побежал догонять свою шляпу, которую ветер бросил вдали на ковыль плоскогорья.

Арцеулов торопливо присел, вынул из альбома лист рисовальной бумаги и быстро начал складывать из нее стрелу, какие мастерили и мастерят поныне все школьники мира.

- Константин Константинович! - удивленно остановился подошедший Волошин, стряхивая пыль со шляпы, - что это вы в детство ударились?

- А вот, смотрите! - выпрямился Арцеулов и озорно, по-мальчишьи,  бросил стрелу с обрыва навстречу ветру.

Бумажная стрела, подхваченная упругим потоком скользящего вверх по склону воздуха, полетела вдоль горы набирая высоту. Волошин удивленно следил за ее полетом, пока она не исчезла вдали.

- Теперь я начинаю догадываться, зачем вам нужен был ветер, - протянул поэт, - собираетесь летать?

- Да! - сказал сияющий Арцеулов. - Лучшего места для планеристов не сыскать во всем мире! И мы непременно приедем сюда испытывать свои планеры!.. Я с детства запомнил эту гору и специально заехал проверить ее. И не ошибся. Как видите, это не простая гора, а крылатая! - Арцеулов подошел к краю обрыва и объяснил поэту, - Ветер, набегая на склон, создает вдоль него невидимую стену восходящих потоков воздуха, в которых планеры смогут летать не снижаясь столько, сколько дует ветер...

- А ветер здесь осенью дует непрерывно целыми неделями, - подсказал пораженный таким открытием Волошин.

Вот мы осенью и приедем! - сказал Арцеулов, - А теперь пошли обратно, я хочу сегодня уехать. В Москве у меня еще уйма дел.

- Так быстро - домой? - с сожалением произнес Волошин. Он вовсе не хотел расставаться с таким неожиданным и интересным гостем.

- Мы скоро увидимся снова, - сказал Арцеулов, - Здесь же, на горе!

- Ну что ж, раз надо, так надо... - загрустил Волошин и вдруг вспомнил что-то:

- Одну минуточку...

Он остановился, раскрыл альбом, достал свежий рисунок протянувшегося Узун-Сырта и размашисто написал внизу:

"Константину Константиновичу Арцеулову - первооткрывателю Узун-Сырта для планеристов" и подписался.

- Это вам, на память...

- Большое спасибо, Максимилиан Александрович! Я никогда не забуду это путешествие.

Над гребнем горы невесть откуда появились орлы и полетели вдоль  склона, не махая крыльями и набирая высоту.

- Вот так и мы будем! - сказал Арцеулов и помахал птицам рукой.!

 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

Стоимость летного часа на спортивном дельтаплане выше стоимости летного часа пассажира Боинга 747

Кто здесь?

Сейчас 104 гостей онлайн

Где я?

Главная страница Были крылатой горы. Часть_I А ГОРА-ТО НЕ ПРОСТАЯ, А КРЫЛАТАЯ...

Статистика

Просмотры материалов : 1240626
| статьи