ЗДРАВСТВУЙ, НЕБО УЗУН-СЫРТА!
Монография - Были крылатой горы. Часть I

Виктор Владимирович Гончаренко

Все права на цикл рассказов "Были крылатой горы" принадлежат сыну В.В. Гончаренко Юрию Викторовичу Гончаренко.
Копирование, перепечатка и другое использование материалов возможно только при наличии разрешения владельца - Ю.В. Гончаренко

Кара-Даг был еще окутан предрассветной дымкой, а в палаточном лагере на Узун-Сырте уже было шумно. Разве до сна, когда на сегодняшнее утро первого октября назначены первые старты!

Арцеулов беспокойно выглянул из палатки, но увидев круглую вершину горы Святой, улыбнулся: она была чистой от облаков.

"Порядок! - удовлетворенно подумал он, вспоминая наставления Волошина о признаках местной погоды, - Должен быть отличный день!" Он с удивлением обнаружил, что возле больших брезентовых ангаров, в которых хранились планера, уже вовсю кипела работа. Вчера техническая комиссия слета - техком, во главе  с Ильюшиным и Анощенко потрудились на славу. Все планеры, не считая еще незаконченного "Макаки", были допущены к летным испытаниям.

После завтрака, когда солнце поднялось над коктебельской долиной повыше, подул не сильный, но ровный ветер. Однако это был не "южак" с моря, а северный степняк, берущий начало от приазовской равнины.

"Что ж, это даже к лучшему - решил Арцеулов, - Облетаем машины с пологого северного склона, убедимся в их надежности, а тогда смелее будет летаться и на южном, крутом склоне!"

Перед брезентовыми ангарами выстроились, как на параде, планеры. Их было всего восемь, но участникам первых соревнований казалось, что их "целая армада". Да все такие разные, непохожие!

Вот планер Арцеулова А-5, с характерными урезами на концах крыла, которые, по мнению конструктора, придавали лучшую устойчивость в полете. Рядом - двухместный "Коршун" студента МВТУ Игоря Толстых. За ним - легонький, словно пушинка, "Мастяжарт" Ильюшина. Другой студент Московского высшего технического училища Михаил Тихонравов все еще продолжал любовно стирать со своего учебного АВФ-1 пятнышка пыли. "Буревестник" Невдачина, казалось, так и просится в небо, заслоняя своими широкими крыльями необычное творение Бориса Черановского - планер "Парабола", который распластался над землей, напоминая половину камбалы без хвоста. Остроносый "Стриж" молодого ученого Владимира Сергеевича Пышнова и двукрылый биплан Сергея Люшина замыкали строй.

А на гору, прослышав о слете, из феодосии и Коктебеля, из окрестных сел и хуторов шли и ехали люди. Поднимали пыль на дороге арбы и телеги, важно восседали на ишаках татары. А мальчишки бежали со всех сторон по склонам горы напрямик, боясь пропустить хоть что-нибудь интересное. А интересно им было все.

- Ну. что ж, Константин Константинович, - обратился к Арцеулову Ильюшин, - вы эту гору открыли для планеристов, вам первому открывать и полеты на ней!

Члены "Парящего полета" подхватили планер Арцеулова и покатили на старт. Он неуклюже покачивался на своих деревянных колесах, погромыхивал, как пустой барабан, на неровностях и камнях, которых было в множестве на плоскогорье. Вот и склон. Планер установили против ветра. Константин Константинович в неизменной своей кожанке залез в кабину над  крылом,  застегнул наподбородке старенький шлем, опробовал управление. Молодые ребята из стартовой команды размотали перед носом планера толстый и длинный резиновый жгут-амортизатор с металлическим кольцом посредине. Кто-то надел кольцо на крючок под носом планера, а несколько человек ухватились сзади за хвостовой костыль, чтобы удержать планер на месте при растяжке амортизатора.

Люди вокруг любопытствовали, волновались, ребятишки старались протиснуться вперед, чтобы ничего не пропустить, но дежурный по полетам, в синем комбинезоне и с красным флажком в руках, отгонял их подальше, чтобы на взлете не задело кого-либо крылом.

- На амортизаторе! - крикнул Арцеулов, - Натягивай!

Парни крепко ухватились за концы амортизатора и зашагали по склону, громко отсчитывая шаги. Планер гудел и подрагивал от напряжения.

- Пускай! - скомандовал пилот.

Едва на хвосте разжали руки, как планер, словно из рогатки, так и выпорхнул в небо. Ветер упруго подхватил его и поднял метров на пятнадцать над гребнем горы. В первое мгновение все внизу словно замерли.

Арцеулов развернул планер вдоль склона и он, будто огромная птица, красиво поплыл над горой, совершенно не снижаясь. И тогда первыми не выдержали участники "Парящего полета". "Ура-а!" - закричали они ликуя и восхищаясь полетом Арцеулова.

А планер белым аистом плыл и плыл в вышине над Узун-Сыртом. Внизу, как на ладони, раскрывалась коктебельская долина, и маленький поселок с красными черепичными крышами. и на самом берегу моря поблескивал на солнце большими окнами, как маяк, приметный дом Волошина, за которым прямо из моря поднимались крутые склоны Кара-Дага. А голубой залив искрился и сверкал миллионами солнечных зайчиков.

Ветер легко, как пушинку, поддерживал планер на высоте. Дойдя до конца горы, Арцеулов развернулся и полетел обратно к старту.

А там ликовали уже все. Мальчишки тоже кричали "Ура!" и бросали  свои фуражки и тюбетейки. Планер проплыл над ними бесшумно, красиво развернулся и сел на то же место, с которого взлетал.

- Ура! - бросились все к нему. Друзья вытащили Арцеулова из кабины и принялись его качать, дружно и высоко подкидывая вверх.

- Ура! Поздравляем! - кричали они. И даже старые орлы, поднявшись с вершины Коклюка подлетали поближе, и удивленно посматривали вниз, словно хотели узнать, чему это радуются люди.

А люди и не скрывали своей радости и восторга, смеялись и восхищались, что тут, на Узун-Сырте, небо так гостеприимно распахнуло свои ворота в необъятные просторы и синеву, в которой они хотели летать.

Летать как птицы!

 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

+5 м/с - это скороподъемность, а не перегрузка - можете продолжать дальше!

Кто здесь?

Сейчас 37 гостей онлайн

Где я?

Главная страница Были крылатой горы. Часть_I ЗДРАВСТВУЙ, НЕБО УЗУН-СЫРТА!

Статистика

Просмотры материалов : 1247864
| статьи