ЮНГМЕЙСТЕР НАБИРАЕТ ВЫСОТУ
Монография - Были крылатой горы. Часть II

Виктор Владимирович Гончаренко

Все права на книгу "Были крылатой горы" принадлежат сыну В.В. Гончаренко Юрию Викторовичу Гончаренко.
Копирование, перепечатка и другое использование материалов возможно только при наличии разрешения владельца - Ю.В. Гончаренко

Однажды на старте к Александру Яковлеву подошел молодой подтянутый летчик с белозубой улыбкой и смущенно попросил:

- Шура, разрешите на вашем планере слетать... Хоть небольшой полетик, для пробы...

Это был Владислав Константинович Грибовский.

- Понимаете, - как бы оправдывался он, - я тоже мечтаю построить планер собственной конструкции. Сейчас мне важно на практике определить для себя направление, по которому нужно идти. Для этого лучше всего самому полетать на различных аппаратах, сравнить их технические и конструктивные особенности, определить летные качества.

Грибовский сделал небольшой полет и вылез из кабины планера с благодарной улыбкой.

- Спасибо, Шура! Планер, как учебный аппарат, мне нравится. Прост в управлении, легко слушается рулей. Я думаю, что на следующий год приеду в Коктебель уже со своим планером и не буду попрошайничать: "Дайте подлетнуть"...

Грибовский пожал Яковлеву руку, приветливо улыбнулся Олегу Антонову, выпускавшему планер в полет, и оживленно продолжал:

- Знаете, как летчику тяжело сидеть на земле и смотреть, как другие летают?! Иной раз согласился бы на метле лететь, как баба Яга, лишь бы быть в воздухе!

- На метле не стоит! - решительно сказал Олег Антонов, - Я изучил здесь все планеры и убедился, что пилотам нужны отличные, летучие и прочные машины, чтобы на них можно было стартовать даже в сильный ветер и летать на любой высоте, а не только над землей.

- О, мы с вами единомышленники! - подхватил Грибовский, - Я тоже так думаю.

Почувствовав поддержку, Олег воодушевился и показал вверх, где нам южным склоном Узун-Сырта довольно высоко парили несколько лучших аппаратов состязаний:

- Вот, взгляните, как они уверенно летают! Им не страшны ни свежий "южак", ни высота. Я наблюдаю за ними уже несколько часов.

- Так это же лучшие асы нашего слета! - уважительно воскликнул Грибовский, - Пока их раз-два и обчелся. Но скоро у нас будет много первоклассных планеристов-парителей и всем им нужны будут высококачественные машины для достижения новых спортивных рубежей и рекордов.

- Следовательно? - как бы подводя черту, убежденно сказал Антонов, - Уже сейчас надо думать о планерах завтрашнего дня, о перспективных машинах...

- Вот именно! - горячо подхватил Грибовский, пристально разглядывая Антонова и чувствуя, как этот серьезный паренек из Саратова нравится ему все больше.

Шура Яковлев побежал в долину, к севшему там своему планеру. Антонов и Грибовский остались вдвоем.

- Давай вместе понаблюдаем за полетами, - предложил Грибовский.

Они устроились на плоском камне над самым обрывом горы. В небе, прямо перед ними шла борьба между пилотами за то, кто дольше продержится в воздухе без посадки. Иногда над склоном появлялось одновременно шесть-семь планеров. Но неопытных пилотов сразу было заметно по "почерку". Они словно барахтались в потоках и продержавшись больше или меньше, один за другим заходили на посадку, чтобы через какое-то время предпринять новую попытку. И лишь три планера уверенно держались выше других, не упуская из-под крыльев восходящие потоки. Они гордо плавали вдоль склона, словно огромные невиданные птицы. Десятки глаз на старте следили за их полетом с завистью и восхищением.

- Зернов, - кивнул Грибовский на проплывающий в вышине планер, на борту которого краснело название "Стриж".

- Да, это он, на АВФ-13, - подтвердил Антонов, - Неплохая машина...

Одноместный "Стриж" конструкции Пышнова с двумя прямоугольными крыльями был построен кружком энтузиастов при Высших технических курсах Народного комиссариата путей сообщения. Несколько энтузиастов в железнодорожной форме, командированных на слет вместе с планером, с замиранием сердца следили за полетом своего детища.

- Пилот и планер в полете - одно целое, - продолжал свою мысль Грибовский, - Должен заметить, что Зернов не просто летчик, а инструктор летного дела в Военно-воздушной академии, значит, отличный летчик. А вот "Стриж" сейчас ему не совсем подходит. Для такого свежего ветра у него маловата скорость...

Олег внимательно присмотрелся. И действительно, с земли было заметно, как на развороте ветер заносит планер на гору, как бы стараясь выдуть его из динамического потока. Но Зернов заметил это, увеличил крен и "Стриж", развернувшись почти на 180 градусов, поплыл в обратном направлении вдоль горы, в сторону моря.

А на подходе к ним был уже другой планер.

- Обратите внимание на полет Константина Яковчука, - продолжал  со знанием дела разбирать "почерк" каждого пилота Грибовский, - Это опытный летчик, участник гражданской войны. Ныне он возглавляет планерный кружок Киевского политехнического института, который на Украине еще с начала двадцатого века является признанным центром авиационного дела.

Антонов с интересом следил за приближающимся планером.

- Планер "КПИР" - детище этого кружка, - рассказывал Грибовский, - Даже отсюда видно, что сделан он более добротно, чем "Стриж", формы его более обтекаемы, а скорость, естественно, выше. Не удивительно, что Яковчук на нем - один из главных претендентов на первый приз соревнований за продолжительность полета.

Антонов проводил "КПИР" долгим взглядом, отмечая длинные узкие крылья и стремительные очертания машины.

- Хорошо летает! - со знанием дела сказал Грибовский, - Но я думаю, что главный приз все же достанется Юнгмейстеру. Хотя его "Москвич", пожалуй, и не лучше "КПИРа", но у Юнгмейстера больший опыт парящих полетов. Он еще в прошлом году отличился на этой горе, а Яковчук - впервые здесь.

- А почему Арцеулов не борется за главный приз? - поинтересовался Антонов, - Ведь он не менее опытный пилот, да и его "Икар" отмечен как лучший планер состязаний.

- А вы разве не знаете? - удивился Грибовский, - В начале прошлого года Константин Константинович потерпел серьезную аварию при испытании первого советского истребителя конструкции Поликарпова и Косткина (Ил-400а - прим.ред.). Долго лежал в госпитале. В прошлом году он поехал на состязания еще не залечив ран. Да и сейчас еще не оправился полностью, длительные полеты ему еще не по силам.

- Вот оно что, - задумался Антонов, - А я и не знал.

Над головой высоко в небе плыл "Москвич" Юнгмейстера. Антонов с благодарностью слушал объяснения Грибовского, его интересные сопоставления планеров и летчиков. Это был как бы наглядный урок для молодого начинающего конструктора, впервые из провинциального Саратова попавшего на такой авиационный форум, где собрался весь цвет становящегося на ноги планеризма молодой советской страны. И слушая квалифицированные объяснения Владислава Константиновича, Олег понял, как это важно для будущего конструктора самому уметь летать и не с чужих слов, а на собственном опыте сравнивать достоинства и недостатки различных машин. "Я должен непременно научиться летать" - сказал себе Антонов. И хотя Грибовский был лет на пять старше его и летал не только на планерах, но и на самолетах, разговаривал он с Олегом без всякого превосходства. С ним было легко и просто. И Олег чувствовал, что они подружатся с Грибовским крепко и надолго.

Во второй половине дня ветер внезапно стих и планеры пошли на посадку. Первое место, как и предсказывал Грибовский, досталось Юнгмейстеру. Он продержался 5 часов 15 минут 32 секунды.

Зернов на тихоходном "Стриже" к неописуемой радости железнодорожников - строителей планера, занял второе место, пробыв в воздухе 4 часа 29 минут 45 секунд. Киевлянин Яковчук оказался только третьим, - показав 4 часа 15 минут.

- Вот видите, Владислав Константинович, - заметил Антонов новому другу, - здесь вы ошиблись насчет второго и третьего мест. Выходит, что в планеризме многое зависит не только от качества летательных аппаратов, но и от опыта планеристов?

- Ну, а как же! - согласился Грибовский, - Яковчуку на этот раз действительно не хватает опыта. Но, вспомните меня: он еще покажет! По почерку чувствуется, что талантливый паритель. А что касается опыта и таланта, то тут Юнгмейстеру, как говорится, все карты в руки. Вы не знакомы с ним? Вот он шагает...

От "Москвича" к судейскому столику шел высокий подтянутый сухощавый летчик, которого Олег знал уже и восхищался им. По летному стажу он разве-что уступал на соревнованиях только Арцеулову и еще в первую империалистическую войну был командиром истребительной части, прослыв отважным воздушным бойцом. Сейчас он тоже командовал авиационной частью, но планеризм для него был вторым призванием. Скромный, малоразговорчивый, он производил впечатление немного замкнутого человека, не то, что общительный Арцеулов. Но молодежь на слете, глядя на полеты Юнгмейстера, брала с него пример и невольно подражала ему, старому опытному "воздушному волку".

Юнгмейстер положил на столик барограф - прибор, который записывает на бумажную ленту график высоты полета, и вскоре стало известно, что Юнгмейстер победил не только в продолжительности полета, но и набрал рекордную высоту - 312 метров. Так высоко над Узун-Сыртом не удавалось подниматься еще никому ни в прошлом году, ни на этих соревнованиях. Да, Юнгмейстер и на этот раз был на высоте!

 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

+5 м/с - это скороподъемность, а не перегрузка - можете продолжать дальше!

Кто здесь?

Сейчас 52 гостей онлайн

Где я?

Главная страница Были крылатой горы. Часть_II ЮНГМЕЙСТЕР НАБИРАЕТ ВЫСОТУ

Статистика

Просмотры материалов : 1239815
| статьи