КРАСНАЯ ЗВЕЗДА
Монография - Были крылатой горы. Часть III

Виктор Владимирович Гончаренко

Все права на книгу "Были крылатой горы" принадлежат сыну В.В. Гончаренко Юрию Викторовичу Гончаренко.
Копирование, перепечатка и другое использование материалов возможно только при наличии разрешения владельца - Ю.В. Гончаренко

Так назвал Сергей Королев свой планер в честь красноармейской газеты. Он был спроектирован самостоятельно и построен в рекордно короткий срок - за 47 дней. В этой машине Королев еще больше подчеркивает свои конструктивные принципы, делая планер еще более скоростным и прочным. Нагрузка на квадратный метр площади крыла была доведена до 22,5 килограммов, а крыло и фюзеляж вместо традиционной перкали полностью обшивались миллиметровой  фанерой, отчего планер приобрел настолько большую прочность, что по расчетам конструктора мог выполнять фигуры высшего пилотажа. Больше того, для безопасности полетов конструктор ввел новшество, которое раньше не применялось ни на одном планере - в просторной, удобной кабине он приспособил сидение под пилотский парашют.

После того, как Иост утопил в море антоновский «Город Ленина» спорщики взялись за «Красную звезду».

- Ну, это Королев уж совсем перестарался! - утверждали «консерваторы», - Сам себя переплюнул! Такая нагрузка на крыло - невиданно, неслыханно! Неизвестно, будет ли этот планер парить...

Другим, наоборот, машина нравилась. В ней чувствовался окрепший конструкторский почерк Королева, его яркая индивидуальность. Планер отличался стремительными формами, все детали были хорошо «зализаны», что сводило вредное сопротивление воздуха до минимума. Даже традиционные подкосы на крыле отсутствовали. Это был свободнонесущий моноплан и Королев ручался, что крыло выдержит любые фигуры высшего пилотажа.

- Ха-ха! - Высший пилотаж... – не унимались скептики, которых всегда не занимать при каком-нибудь сложном начинании, - О каких фигурах может идти речь, если на планере еще никто в мире не сделал даже мертвой петли, не говоря уж о более сложных вещах!

Однако Королев сам не мог уже возразить на эти «веские аргументы». Случилось непредвиденное. По приезду в Коктебель через несколько дней он тяжело заболел брюшным тифом. Его срочно отправили в Феодосию в больницу. В те времена тиф поддавался лечению тяжело, антибиотиков еще не было и в помине, надежда была только на крепкий и молодой организм Королева. Пока он метался в бреду, его осиротевший СК-3 «Красная звезда», стоял в самом углу брезентового ангара. По всему видно, что хозяина ему до конца соревнований не дождаться.

Вот тут-то и заговорил в Василие Степанчонке летчик-истребитель. Его так и тянуло к «Красной звезде». Отличный, прочный пилотажный планер и без пользы простаивает все соревнования. Разве это по-хозяйски?

И вот когда на гору налетел ветер, от которого попрятались в ангарах все утлые аппаратики, Степанчонок велел вытащить на старт «Красную звезду». Он быстро снарядился в полет и все сразу же убедились, что и на этот раз Королев оказался прав. Подобно тому, как буревестник над морем в бурю чувствует себя хозяином неба, так легко и красиво взмыл в высоту СК-3. Могучий поток вынес его в считанные секунды на трехсотметровую высоту и тогда Степанчонок направил планер против ветра в долину.

Почти все участники слета высыпали на старт и наблюдали за полетом «Красной звезды». Вот планер опустил нос и быстро стал набирать скорость.

На склоне притихли. Ждали, что будет дальше.

А дальше «Красная звезда» круто задрала нос и за счет избытка скорости, полученной при разгоне, по крутой дуге пошла вверх.

- Смотрите! Да ведь это же мертвая петля! - прокричал кто-то на склоне.

Планер в верхней точке петли, оказавшись кабиной вниз, легко, без зависаний, по дуге опустил нос и помчался в долину. Он оказался на фоне Кара-Дага и Степанчонок нарочито сделал в дополнение к первой еще две петли подряд, словно убеждая: «Смотрите, а вы не верили, что планер может пилотажить!»

Весть о том, что на его «Красной звезде» Василий Степанчонок впервые в мире сделал три мертвые петли, была лучше всяких лекарств для Королева. Он сам потом написал об этом смелом полете статью в журнал «Самолет», в котором воздавал должное мужеству пилота:

«В рекордный день 28 октября 1930 года на южном старте горы Клементьева при ветре от 12 до 15 метров в секунду пилот-паритель т.Степанчонок совершил свой исключительный по смелости и красоте полет, исполнив на «Красной звезде» три мертвые петли.»

А Степанчонок желая окончательно рассеять ненужные споры вокруг якобы «очень тяжелого планера», дал новой машине Королева следующее официальное заключение:

«Планер СК-3 оказался при ветре силой 12-15 метров в секунду способным быстро и легко набирать высоту и свободно парить у склона. Управляемость планера хорошая. Маневренность вполне приличная. Развороты легко выполняются с малым радиусом. Планер при управлении не любит резких, грубых движений. Мертвые петли выполняются на скорости 140 километров в час без зависаний в мертвой точке. Несомненно, что перевороты и штопор также с успехом могут быть выполнены... Фигурные полеты на планере так же целесообразны для повышения квалификации парителя, как высший пилотаж для летчика моторной авиации.»

Обратите внимание на эти последние строчки. Они лучше всего говорят, во имя чего это все делалось. Не для рекламы, не для голого трюкачества, а для дальнейшего развития планеризма.

Сейчас, когда молодые планеристы в первый же год обучения осваивают основы высшего пилотажа - штопор, глубокие спирали, петли Нестерова, которые раньше назывались мертвыми, они не задумываются над тем, что в 1930 году планеристу и летчику Василию Степанчонку пришлось преодолеть немало скептических «предостережений» о якобы подстерегающих пилота различных неприятностях. Его не раз убеждали в том, что «планер - не самолет-истребитель, он - без мотора». Но Степанчонок на практике доказал - крепкий и правильно рассчитанный планер может делать все фигуры высшего пилотажа не хуже самолета. Для будущих летчиков, кто мечтал шагнуть «с планера - на самолет» это еще выше поднимало престиж занятий планеризмом.

В отчете о VII Всесоюзном слете планеристов начальник техкома Сергей Владимирович Ильюшин с удовлетворением писал:

«К большому достижению этого года нужно отнести мертвые петли, совершенные летчиком Степанчонком В.А. на планере СК-3, что является чрезвычайно важным с точки зрения внедрения в обучение полету на планере высшего пилотажа, а также для оборудования планеров приборами...»

Олег Антонов, восхищенно глядя на мертвые петли, сожалел, что больной Королев не видит этой красоты. Он восхищался конструктивной проработанностью «Красной звезды», умением Королева смотреть далеко вперед, видеть будущее, предопределять заранее пути развития планерной техники.

После неудачного полета «Города Ленина» Антонов считал, что на фоне удивительных мертвых петель «Красной звезды» его скромные учебные планеры типа УС, которые он привез на слет для испытаний, просто «не показательны». Ну чем там хвалиться? Предельно простые, легкие, дешевые - вот и все. А тут еще ребят угораздило разрисовать эти планеры в Ленинграде так, что на слете они вызвали не только косые, а порой и неодобрительные взгляды строгих членов техкома, но и ужас тощих лошаденок, с помощью которых приходилось затаскивать после каждого полета эти планеры на старт. Лошади просто шарахались от них. Да и было от чего.

Планеристы как увидели эти «уэсы», так сразу и прозвали «страшными мордами». Представьте себе безобидный фанерный капот, которым прикрывают нос планера, чтобы он имел лучшую обтекаемость, а учлет точнее определял «угол планирования» - зазор между капотом и горизонтом. «Это же не капот, - сокрушался Ильюшин, - а страшилище!» Один из капотов был разрисован под страшную акулью пасть с острыми зубами, другой - голова дракона с огромными глазами, из которых, того и гляди, сейчас брызнут искры.

Адольф Карлович Иост, чувствуя свою провину, всячески испытывал и популяризировал эти летающие «морды». Учлетам планеры понравились независимо от морд. Они были просты в управлении, на них было легко учиться летать.

Поэтому не трудно представить себе удивление и радость Олега Антонова, когда он узнал, что в отчете Ильюшина нашлось много добрых слов и в адрес «Учебных стандартов», где была дана их характеристика, летные данные, а в заключении писалось - «Рекомендовать планеры О.К.Антонова типа УС в массовую серию для нужд планерных кружков и школ.»

Вот так бывает. Вся ставка делалась на рекордный «Город Ленина», а первую настоящую славу конструктору принесли его, как сказал Иост, «гениальные по простоте» «Учебные стандарты».

Я на них учился летать и могу подтвердить, что это были первоклассные учебные аппараты, благодаря которым десятки и сотни тысяч юношей и девушек нашей страны стали крылатыми, научились летать.

 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

Перед полетом нужно прицепить дельтаплан к подвеске, чтобы не забыть его на старте.

Кто здесь?

Сейчас 68 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 1239830
| статьи